В последнее время в мире стали популярны различные телевизионные шоу, герои которых под пристальным взглядом телекамер занимаются выживанием на различных необитаемых островах.

А начиналось все в 1985 году, когда английская телекомпания Би-би-си решила снять документальный фильм о том, смогут ли современные горожане выжить на необитаемом острове, если вдруг станут жертвами кораблекрушения.

Телевизионщики набрали шестерых добровольцев, которые должны были прожить целый год на пустынном острове Рамсея вблизи побережья английского полуострова Уэльс. Фильм планировали снимать наездами, начало эксперимента было снято, и робинзонов оставили одних.

Первое время они с энтузиазмом пытались выжить ловили рыбу и кроликов, собирали грибы, водоросли. Однако уже через 10 дней двое не выдержали: соорудив из выброшенных на берег бочек небольшой плот, они поплыли в шторм к берегам Великобритании. Им повезло — их подобрал проходящий корабль.

Недолго продержались и остальные четверо, вскоре они зажгли сигнальный костер, и их сняла с острова береговая охрана. Съемка фильма сорвалась.

Русские моряки с опаской поглядывали на пироги с дикарями, которые буквально неслись по копнам к их кораблю. Среди них выделялась одна, украшенная цветами и перьями, на в гости к морякам явно стремился попасть местный правитель. Вместе со своей свитой он поднялся на борт корабля, и Крузенштерн вышел ему на встречу и на английском языке сказал, что пострадало в шторм, нуждается в ремонте, кроме того, ему необходимо дождаться здесь еще одного корабля, который должен подойти сюда в ближайшие дни.

Данное обстоятельство успокоило Крузенштерна, во всяком случае, нападения дикарей можно было не опасаться и спокойно ремонтировать судно, ожидая подхода Лисянского. После того как подошел шлюп «Нева», оба корабля еще месяц оставались в гостеприимной бухте.

В день, когда оба корабля собирались отплыть от острова, на борту «Надежды» находился Кабрили I, который прощался с русскими моряками. Неожиданно поднялся сильный ветер, который грозил сорвать корабли с якорей и разбить их о камни, морякам пришлось срочно сняться с якоря и выйти в открытое море.

Сильный попутный ветер помог шлюпу в кратчайшие сроки достичь Камчатки, отсюда Жозеф Кабри сразу же направился в Петербург. Он хотел получить аудиенцию у императора Александра I, француз надеялся, что ему помогут вернуться хотя бы на родину. Русский император снизошел до встречи с королем Кабрили I и даже обещал ему помочь, но попросил его дождаться окончания войны с Наполеоном.

Кабри стал в Петербурге довольно популярной фигурой, многим хотелось увидеть его причудливые татуировки и послушать рассказы о быте и обычаях дикарей. С Жозефом встречались и исты, один из них — Фаддей Булгарин — записал свои впечатления об этом человеке: «Кабри был небольшого роста, сухощавый, смуглый, неправильного очерка лица, изуродованного наколотыми узорами темно-синего цвета. Взгляд его выражал врожденную свирепость, и он имел все кошачьи ухватки. Когда он улыбался, то казалось, что он хочет укусить человека.

Чтобы Жозеф Кабри не умер с голоду, его пристроили работать в шкиперской школе, где он обучал различным премудростям будущих моряков. Только в 1817 году ему удалось попасть во Францию, прошло более 20 лет, как он покинул родину. Никто здесь Жозефа не ждал: родители умерли, чиновникам было не до него. Его попытка получить аудиенцию у Людовика XVIII оказалась неудачной. Кабри не переставал вспоминать о своем острове, жене и детях, ему хотелось вернуться туда, где он чувствовал себя по-настоящему счастливым и востребованным.

Он решил заработать денег, чтобы вернуться на Нукагиву.

Кабри устроился в бродячий цирк, где демонстрировал у публике во время представлений свои татуировки, потрясая копьем, в головном уборе из перьев и в набедренной повязке он имитировал повадки и обычаи дикарей- людоедов. Платили Жозефу мало, семь лет он скитался с цирком, но так и не накопил нужной суммы. Однажды, выступая почти голым на сильнейшем сквозняке, он простудился и слег. Скорее всего, у него было воспаление легких, почти смертельное по тем временам заболевание. Чуда не произошло, бывший король, лишенный надлежащего ухода, скончался в марте 1824 года, так и не осуществив своей мечты о возвращении на свой любимый остров.