У представителей разных культур разные мнения о том, сколько дней после смерти душа еще пребывает в некоторой близости от мертвого тела.У нас, например, особое значение придают третьему, девятому и сороковому дням. Устраивают поминки, желают душе умершего царствия небесного. Есть и специальное слово — сороковины — для обозначения поминок на сороковой день.

Некоторые современные исследователи утверждают, что подобные обычаи имеют и естественнонаучное обоснование. Есть данные о том, что некие биофизические процессы в теле продолжаются, по крайней мере, в течение двух-трех дней после кончины. С другой стороны, «информационный слепок» личности иногда бывает весьма устойчив, но спустя длительное время после смерти он редко остается привязанным к телу.

Интересно сравнить типичные для России обычаи проводов души — их, думаю, описывать не надо — с принятыми в совсем иных краях, скажем, с преобладанием южного толка буддизма. Автору случайно представилась возможность наблюдать поминки на седьмой день после смерти в населенной сингалами деревне в западной части Шри-Ланки. Оказывается, здесь наибольшее значение придают двум дням — шестому и седьмому. А далее — трем месяцам со дня смерти и годовщинам.

Вечером на шестой день у дома водружают на воткнутых в землю ветвях домик, напоминающий корзину. Туда кладут лесные орехи — для того чтобы душе на том свете не было голодно.

Приглашают также одного буддийского монаха, который в течение часа проповедует буддийский закон, Дхарму. Так что между древними дооуддийски- ми представлениями, типичными еще для первобытных племен, и современной верой сингалов

Среди пушкинистов бытует мнение об «утаенной любви» А.С.Пушкина, о той женщине, имени которой он так и не раскрыл ни в письмах к друзьям, ни в том списке женщин, которых он любил, что он запечатлел в 1829 году в альбоме Е.Н.Ушаковой. Пушкинисты много раз пытались раскрыть эту загадку, на роль «утаенной любви» предлагались разные женщины из тех, которых знал Пушкин.

Может быть, под инициалами NN в Ушаковском альбоме скрыта Каролина Собаньская. О ней и пойдет наш рассказ. Пушкин впервые встретил ее в феврале 1821 года в Киеве. Она была одной из красивейших женщин своего времени. Изящная, разносторонне образованная, тщеславная, ветреная — такой она представлена в известном словаре Л.Черейского «Пушкин и его окружение». Потом Пушкин и Собаньская часто встречаются в Одессе. Она кокетничает с поэтом, не отпускает от себя, но вряд ли серьезно увлечена им.

Во втором номере петербургского альманаха «Полярная звезда» Пушкин публикует элегию «Простишь ли мне ревнивые мечты…», обращенную к Каролине Собаньской. Далеко не все в этой элегии могло понравиться прекрасной польке. В начале 1824 года между ними произошел разрыв.

…Каролина по рождению принадлежала к знатному шляхетскому роду Ржевусских. Выйдя замуж за богатого хлеботорговца Собаньского, она быстро рассталась с ним и открыто сошлась с графом И.О.Виттом, командующим военными поселениями юга России. Генерал Витт имел явное пристрастие к провокации, к политическому сыску. О таких людях еще говорят, что они карьеры ради отца родного продадут.

К осени 1825 года генерал Витт имел уже достаточно полное представление о военном заговоре в Южной армии и просил личной аудиенции у Александра 1.18 октября император принял генерала в Таганроге и одобрил его план арестовать в Киеве руководителей Южного общества «с бумагами и архивом». Аресты намечались на январь 1826 года. Но смерть Александра I, последовавшая через месяц после этой аудиенции, смешала все планы…

А у Каролины Собаньской была своя игра. Она мечтала о независимости Польши и надеялась использовать военные силы, подчиненные графу Витту, для успеха польского восстания. Вместе с тем, чтобы укрепить свои позиции, она шла на тайное сотрудничество с органами российского политического сыска.

Как известно, Пушкин почти всю свою сознательную жизнь находился под правительственным надзором. Анна Ахматова, занимавшаяся пушкинской темой, заметила по этому поводу:

«Если о н а А (Каролина Собаньская) находилась в связи с Третьим отделением, невероятно, чтобы у нее не было каких-либо заданий, касавшихся Пушкина».

Поздней осенью 1830 года в Русской Польше начинается восстание. Граф Витт успешно действует против польских повстанцев. Николай I назначает его военным губернатором Варшавы. Сохранились свидетельства, что Каролина Собаньская в эти страшные месяцы подавления восстания спасала польских патриотов. Потом она едет в Дрезден, заграничный центр польского сопротивления. Каролина произносит там страстные речи в защиту польской незави- с симости, проклинает действия царского правительства. Ей удается быстро завоевать авторитет и доверие в руководящих кругах польской эмиграции. Это вызывает раздражение Николая I, и он приказывает ей вернуться в Россию.

Вероятно, Собаньская вела двойную игру, особенно после подавления польского восстания. Об этом мало кто догадывался. Адам Мицкевич, который несколько лет назад в Одессе тоже был страстно влюблен в Каролину, сохранил с ней теплые, уважительные отношения до самой своей смерти.

Ее сотрудничество с тайной политической полицией так и осталось бы никому не известным. Но прошло сто лет, и в начале 1930-х годов в архивах Третьего отделения. было найдено ее собственноручное письмо шефу жандармов А.Х.Бенкендорфу, где она писала, что ее многолетняя, крайне опасная работа в интересах правительства совершенно не оценена, что власти напрасно подозревают ее в пропольских настроениях, и т.д. Трудно сказать теперь, когда прекрасная полька лгала, а когда она была искренней. Пушкин, который хорошо знал людей, называл Каролину существом выдающимся и вместе с тем злотворным.

Каролина принесла Пушкину много страданий. Она пережила его почти на полвека, однако не оставила о нем никаких воспоминаний. Даже его письма она заблаговременно уничтожила. Не сохранилось ни одного достоверного портрета Каролины. Только в рукописях Пушкина 1821-1823 годов часто попадаются набросанные пером портреты красивой брюнетки греческого типа с миндалевидными глазами, с резкими, сильными чертами лица. И еще стихи, ей посвященные…