В 1912 году северные широты отправились сразу три русские полярные экспедиции. Только одна из них, потеряв своего руководителя Г. Я. Седова, смогла в 1914 году вернуться на родину, две другие (В. А. Русанова и Г. Л. Брусилова) исчезли в полярных льдах. Если о месте трагической гибели экспедиции Русанова, благодаря ряду находок, можно говорить с большой долей определенности, то о судьбе Брусилова и оставшихся с ним на «Св. Анне» 12 человек до сих пор ничего не известно.

В 1914 году, когда шхуну покинул штурман Альбанов с частью команды, «Св. Анна» так и не смогла освободиться от ледяного плена.

В Англии за 20 тысяч рублей Брусилов приобрел старую, но еще достаточно крепкую, шхуну, которая была построена в 1867 году специально для поисков пропавшей в Арктике экспедиции Франклина. Шхуна имела тройную дубовую обшивку и была приспособлена для плаваний в полярных морях.

Очевидно, Брусилов не был суеверным человеком, иначе он сразу бы отказался от покупки этого корабля, ведь он назывался… «Пандора».

Вспомним, что любопытная Пандора в греческой мифологии открыла ящик, наполненный бедствиями, и из-за нее они распространились но земле… Приобретенная шхуна «Пандора» была переименована в «Святую Анну» в честь баронессы А. И. Брусиловой, выделившей на экспедицию 90 тысяч рублей.

Многие читали знаменитый роман В. Каверина «Два капитана» или хотя бы видели снятые но этому произведению фильмы. Герой романа, Саня Григорьев, посвятил всю свою жизнь выяснению судьбы капитана Татаринцева, а ведь именно трагическая история экспедиции Г. Брусилова легла в основу сюжета этой популярнейшей книги.

Экспедиция Георгия Львовича Брусилова прежде всего рассматривалась как коммерческое предприятие, ведь ее целью был зверобойный промысел в морях Северного ледовитого океана и прилегающих землях. Сначала Брусилов предполагал отправиться в экспедицию на двух кораблях, так было гораздо безопаснее, однако высокие пошлины на суда, покупаемые за границей, расстроили его планы. Даже с покупкой одного корабля возникли финансовые проблемы, только благодаря поддержке прессы, которая представила экспедицию как патриотическое предприятие по освоению Русского Севера, удалось добиться поблажек у министерства финансов в отношении пошлины.

 «Святая Анна» отплывала из Петербурга; чтобы попасть в Александровск на Мурмане (ныне город Полярный), ей предстояло обогнуть Скандинавию. Собираясь выручить хоть немного денег на нужды экспедиции, решили взять на борт пассажиров. Так попала на шхуну Ерминия Александровна Жданко, дальняя родственница Г. Брусилова, которой врачи порекомендовали лечение морским воздухом. Вместе со своей подругой она намеревалась сойти в Архангельске и вернуться оттуда по железной дороге. 28 июля 1912 года шхуна вышла в море.

Давно замечено, что не только животные, но и некоторые люди способны предчувствовать беду. На самолетах и кораблях, которые ожидает печальная участь, обычно всегда оказывается меньше пассажиров: одни без видимых причин отказываются от путешествия в последний момент, другие умудряются опоздать на роковой рейс. Экспедиция Г. Брусилова, пожалуй, побила все рекорды но количеству отказавшихся в ней участвовать.

В Тронхейме механик экспедиции неожиданно отказался плыть дальше. Искать другого не было времени, и шхуна продолжила свой путь. Однако эта потеря не была последней. В Александровске выяснилось, что Н. Андреев (офицер на вторую вахту) и еще двое мелких пайщиков, в их числе и доктор, которые должны были присоединиться к экспедиции, отказались в ней участвовать.

Кроме того, из-за болезни списались с судна штурман Бауман, старший механик и несколько матросов.

Хотя заболевания у некоторых были не очень серьезные, люди, словно предчувствуя беду, использовали любой повод, чтобы покинуть шхуну.

Казалось, экспедиция не состоится, но в этот момент Брусилова решила поддержать Ерминия Жданко. Она заявила, что не сойдет с корабля и заменит доктора. Надо отметить, что Ерминия окончила курсы сестер милосердия. Своему отцу она отправила телеграмму: «Трех участников лишились. Могу быть полезной. Хочу идти на восток. Умоляю пустить. Теплые вещи будут.

Предполагалось, что «Святая Анна», занимаясь промыслом зверя, пройдет Ледовитым океаном вдоль всего северного побережья России и закончит свое путешествие во владивостокской бухте Золотой Рог. Брусилов знал коварный характер Арктики, поэтому предусмотрительно взял запас провизии на 1,5 года. Увы, никто из трех руководителей трех русских полярных экспедиций не мог даже предположить, что 1912—13 годы окажутся в Арктике аномально суровыми.

Миновав Новую Землю, «Святая Анна» смело направилась в Карское море, забитое льдами. Однако ей удалось пробиться только до берегов Ямала, где севернее мыса Харасавэй она вмерзла в лед в 12 км от берега. 28 октября 1912 года большое ледяное поле, в которое вмерзла «Святая Анна», оторвало от припая, и оно начало медленно дрейфовать к северу.

Целую. Пишу. Отвечай скорей». В письме родным она написала: «…Если я сбегу, как и все, то никогда себе этого не прощу…» Отец дал согласие, хотя и не одобрил ее намерения.

Брусилов и штурман Альбанов решили нести вахты поочередно, а взамен отказавшихся матросов были наняты архангельские поморы. Таким образом, кадровые проблемы были более-менее решены, и «Святая Анна» направилась к Новой Земле.

Первая зимовка во льдах никого не испугала, но лето 1913 года не принесло долгожданной свободы: до чистой воды оставалось всего 400 м, но пропилить во льду канал не удалось, а взрывчатки на борту не было. В августе уже никто не сомневался, что предстоит вторая зимовка, а к началу 1914 года «Святую Анну» вынесло льдами к северу от Земли Франца-Иосифа. Стало очевидным, что дрейфующее ледяное поле попало в течение, которое в свое время несло на запад судно Нансена. По аналогии с дрейфом «Фрама» можно было ожидать, что «Святая Анна» выйдет на чистую воду где-то западнее Шпицбергена не ранее лета 1915 года. Провизии оставалось катастрофически мало, экспедиции грозил самый настоящий голод.

Их осталось тринадцать…