Не секрет, что зачастую какой- либо техногенной катастрофе предшествует роковое стечение обстоятельств, усугубленное пресловутым человеческим фактором. Не стало исключением и беспрецедентное по масштабам авиационное происшествие, имевшее место в подмосковном небе 18 мая 1935 года. Потрясшее страну, оно породило массу противоречивых слухов.

К счастью, очистительное время, если не все, то существенное расставляет по местам, расчищая путь истине. Вот и недавно получившие огласку свидетельства знаменитого аса, Героя Советского Союза Михаила Михайловича Громова, позволяют снять беспочвенные обвинения с другого замечательного летчика, Николая Павловича Благина. Его, впрочем, никогда официально не причисляли к виновникам трагедии. Об этом — позже, потому что для начала требуется подтвердить корректность выводов Громова, сделав это путем реконструкции событий давнего черного дня, предварительно обратив внимание на уникальные характеристики погибшей машины — шедевра конструкторского бюро Андрея Николаевича Туполева.

О восьмимоторном самолете «Максим Горький» в Энциклопедии российской авиации сказано, что проектирование его началось зимой 1932 года. Сборка шла ударными темпами. Испытывал машину, размах крыльев которой составлял 62 метра, длина фюзеляжа равнялась 30 метрам, вес при крейсерской скорости 240 километров в час приближался к 42 тоннам, М.М.Громов. Воснованиях крыльев размешались пассажирские каюты, вспомогательные отсеки. В центроплане находился конференц-зал с радиовещательными и киноустановками, АТС, типография, ресторан, душевые кабины, салон, оборудованный кожаными креслами, нажатиями кнопок преобразуемых в спальные места. 72 пассажира, наслаждаясь полетом, могли в комфорте работать и отдыхать. Благодаря надежности двигателей А.М.Микулина, передовым технологическим решениям машина обеспечивала доверившимся ей

В городе Удупи, на юге Индии, собрались маги со всего мира. Как ни странно, представители этой удивительной, если так можно выразиться, профессии тоже нуждаются в том, чтобы время от времени обменяться опытом, обсудить свои нужды и решить, как жить дальше. Да-да, оказывается, и колдунам необходимы такие встречи!

Впрочем, 80-летний колдун Сам жунат Лалнат Вади имеет на этот счет свое мнение.

— Да разве это колдуны? — обращается он к обступившим его жур-1 налистам. — Обыкновенные факиры! Развлекают людей старыми фокусами и хотят, чтобы им за это платили деньги.

По словам Самжуната, из-за шарлатанов настоящим колдунам жить становится не только трудно, но и I опасно.

Недавно в морге одной из больниц города Майсур (штат Карнатака) некто по имени Чанд Баба пытался воскресить мужчину, умершего от укуса кобры. В помещении морга собрались родственники умершего, которые в почтительном молчании смотрели на то, как колдун, бормоча заклинания, вынимает из мешка кобру и пытается заставить ее отсосать яд из мертвого тела. Но кобра осталась глуха к магическим пассам Чанда, она лишь, жутко извиваясь, пыталась освободиться из его цепких рук. В конце концов Чанд загнал змею обратно в мешок и заявил собравшимся, что во всем виноваты врачи: они не разрешили унести мертвеца в лес, где следовало бы проводить ритуал, а в таких условиях кобра работать не может.

В провинции же Западная Бенгалия человек, назвавшийся колдуном, пытался с помощью сеанса черной магии исцелить семилетнюю девочку от лихорадки. К несчастью, малышке становилось лишь хуже, и тогда этот человек стал бить ее палкой, чтобы изгнать из нее злых духов. Не удивительно, что после этого девочка умерла. Колдуну удалось избежать гнева сельчан, скрывшись в лесу.

А вот в штате Ассам жители одной из деревень обезглавили целую семью из пяти человек: этих людей заподозрили в том, что они насылают смертельные болезни на своих соседей. После самосуда крестьяне насадили отрубленные головы на шесты и отправились в полицию, чтобы сдаться властям, выкрикивая по пути лозунги против черной магии.

Конечно, в условиях недоверия настоящим колдунам работать становится все сложнее. Но существуют ли они на самом деле, эти настоящие колдуны, или остались только факиры, старающиеся своим нехитрым искусством заработать хоть несколько рупий в день, да явные шарлатаны, которые, не умея ничего, берутся за все?

Вместо ответа на этот вопрос старый Самжунат вдруг говорит, что готов продемонстрировать истам свое мастерство, хотя обычно не делает этого напоказ. Прямо на улице разводят костер, и когда он уже почти прогорает, маг садится на корточки и погружает свои руки в мерцающие угли по локоть. И что вы думаете — в воздухе запахло жареным мясом? Руки безумного (на европейский взгляд) старика покрылись волдырями? Ничего подобного! Самжунат выпрямился в полный рост, и исты смогли убедиться, что он нисколько не пострадал: кожа выглядела так же, как и до этого опасного опыта. Присутствующие не 1 смогли сдержать аплодисментов, и тогда, ободренный всеобщим восторгом, колдун продемонстрировал по-настоящему удивительное действо, которое, между прочим, в свое время описала в своих мемуарах Е.П.Блаватская.

Но, может быть, подобными пусть очень эффектными, но все- таки фокусами исчерпываются возможности старого колдуна? Что он еще умеет?

— Настоящий колдун дружит с духами леса, воды, земли, огня и воздуха, — говорит Самжунат Лалнат.

— А некоторые духи находятся у него на побегушках, прислуживают ему. Обычно люди приходят ко мне, когда в семье кто-то болеет, а на врача денег нет. Я беру дешевле, чем врач, а помогаю чаще.

— Слышали, наверное, как в Майсуре пытались оживить мертвеца?

— обратился к Самжунату представитель местной газеты. — Ничего у них не получилось. А вы могли бы сотворить такое чудо?

— Никакого чуда здесь нет. И сильный маг запросто разбудит мертвого. Вот только надо ли делать это? Если человек умер, значит, он уже прошел свой путь в этой жизни и должен возродиться в другой, поэтому не нужно ему мешать.

Получается, что колдун — это добрый волшебник, который озабочен лишь тем, чтобы вылечить больного, помочь слабому, утешить несчастного. Но ведь существует и черная магия, несущая зло?

Оказывается, без этого нельзя. Все в мире взаимосвязано, и если существует добро, то где-то должна быть и его обратная сторона. Любой уважающий себя колдун может, например, навести на человека порчу и даже свести его в могилу. Но не каждый согласится сделать это.

Самжунат рассказал, что существуют особые заклинания, которые насылают несчастья, болезнь или смерть жертвы. А проклятие — это самая опасная форма магии. Его обычно насылают, когда нужно кого-то наказать, отомстить кому- то. Проклятие может «сработать» мгновенно или же проявляться

медленно, постепенно. Колдун способен проклясть не только одного человека, но и целую семью на протяжении многих поколений.

— Наслать проклятие может любой человек, — объясняет старый колдун. — Но самое страшное проклятие обычно насылает сильный маг. Если же он при этом находится на смертном одре, то противостоять его чарам невозможно. Проклятия, которые произносятся при смерти, обладают особой энергией. Если жертва знает, что ее прокляли, то она просто обречена на гибель, сама против своей воли приближает ее.

Вообще-то Самжунат не любит говорить о черной магии, предпочитает не прибегать к ней, но иногда делать это все же приходится. В таких случаях он использует глиняную или деревянную фигурку, а иногда тряпичную куклу, олицетворяющую жертву. Хорошо, если удается достать прядь волос жертвы или ее ногти, подходит даже прах с ее подошв. Произнося заклинание, куклу бросают в огонь. В этот момент тот, кого проклинают, начинает испытывать страшные муки, а когда костер прогорает, умирает.

Но злу можно противостоять, — видя смятение в рядах истов, говорит Самжунат. — Вы можете купить у меня амулеты. Это маленькие фигурки людей и животных. Я сам вырезал их из дерева и обмазал кровью ящерицы. Они способны отражать любое проклятие.

Видя, с каким удовольствием исты разбирают немудреные амулеты Самжуната, мы с грустью подумали, что в наши дни магия и коммерция, похоже, неразделимы. А как иначе?