В 1796 году Жозеф Кабри из французского города Бордо нанялся на военный корабль и принял участие в боевых действиях против Британии.

Его кораблю не повезло, он был потоплен англичанами, а Кабри попал к ним в плен.

Возможно, ему бы пришлось долго влачить жалкое существование военнопленного, но провидение предоставило ему шанс внести существенное изменение в свою судьбу. По договоренности с британским командованием, английские китобои могли пополнить свои команды за счет пленных французских моряков. Так Жозеф оказался на борту китобойного судна.

Плавание предстояло долгим, и Кабри надеялся, что к его возвращению война закончится и он благополучно вернется на родину. Увы, не все наши планы сбываются, судьба то и дело ломает их, словно испытывая нас на прочность. Вот и Жозеф вряд ли предполагал, что его плавание закончится, едва начавшись. Только судно вошло в Тихий океан, как сокрушительный шторм расправился с ним, разбив его вдребезги. Спастись удалось только двоим: на небольшой необитаемый островок выбрались Жозеф Кабри и англичанин по имени Робертс.

Рядом с островом Нукагива, населенным дикарями, поэтому новоявленным робинзонам долго скучать не пришлось — уже через день они оказались в плену у покрытых татуировками жутковатых на вид аборигенов. От всего пережитого Кабри впал в беспамятство и пришел в себя только через несколько дней. Его товарища рядом не было, а в хижину то и дело заглядывали жуткие рожи, покрытые татуировками и раскрашенные яркими красками. Особенно часто к нему заглядывала молоденькая девушка, ее явно заинтересовал молодой бледнолицый пленник.

Кабри припомнил рассказы бывалых моряков о дикарях-людоедах, об их кровавых оргиях. Теперь он горько жалел, что не остался гнить в плену на Британских островах, там хоть можно было умереть по-человечески, а не закончить свои дни на вертеле у каннибалов. Каждый раз, когда в его хижину заглядывали, Жозеф вздрагивал, ожидая, что его вот-вот принесут в жертву какому-нибудь местному божку или отправят поварам для изготовления деликатесного блюда…

Однако молодому французу повезло. Та девушка, которая часто заглядывала в хижину и явно им заинтересовалась, оказалась дочкой местного царька. Она упросила своего отца отдать ее замуж за пленника. Хотя красотой местная «принцесса» не отличалась, Жозеф понимал, что спасти свою жизнь можно только этим браком. Вскоре он стал зятем короля дикарей.

Жозеф Кабри оказался довольно крутым парнем, он быстро вписался в жизнь племени, изучил местный язык, проявил себя активным и сильным воином. Он участвовал в ряде стычек с другими племенами и вскоре, стал и&чодьнАним доек винима своего племени. Вспоминая все услышанное о военной тактике европейских армий, Кабри применил некоторые уловки на местном «театре военных действий», благодаря им племя одержало ряд блистательных побед.

Король дикарей назначил Жозефа своим преемником.

Через некоторое время простой матрос стал королем дикарей и стал носить титул Кабрили I.

В его племени был еще один европеец, тот самый британский матрос, вместе с которым он спасся во время кораблекрушения. Дикари его не съели и не убили, он тоже женился на аборигенке, но ничем себя не проявил, поэтому был всего лишь рядовым членом племени.

Конечно, Кабрили I прекрасно помнил о своем европейском происхождении, поэтому любой корабль у берегов его острова встречали с небывалым, купцы или китобои могли не опасаться здесь за свою жизнь, набрать пресной воды, выменять у туземцев фруктов и овощей. В местном короле уже трудно было узнать прежнего французского моряка: сильный загар скрыл его белую кожу, местные татуировки покрыли все тело, голову украшал головной убор из перьев. У Кабрили I было многочисленное семейство, жена исправно рожала ему детишек. Несмотря на несколько шансов вернуться на родину на проходящих мимо кораблях, Жозе даже не помышлял покидать свой остров.