Когда умирал важный соплеменник, кочевники прилагали немалые усилия, чтобы, пользуясь простыми орудиями, обеспечить подобающее случаю захоронение. Среди орудий — клинья с горцами, расплющенными молотом. Возможно, их вколачивали в грунт для его разрыхления в ходе земляных работ.

Схема всех курганных захоронений примерно одинакова. Рыли прямоугольную яму, которую обшивали лиственничными бревнами, получая камеру для одного или нескольких тел. Стены часто двойные. Пол дощатый. Потолок перекрыт бревенчатыми накатами.

О религии пазырыкцев известно мало. О западных скифах Геродот писал, что «у них не в обычае возводить статуи богов, алтари и храмы». Олицетворением, например, бога войны становился воткнутый в землю железный меч-аки- нак, перед которым приносились жертвы. На Алтае постоянных святилищ также не найдено. Поскольку кочевники не имели письменности, религиозных текстов они не оставили.

Однако в Пазырыке обнаружен явно обрядовый атрибут — кожаный мешочек с ногтями и волосами. Очевидно, это следы обычая или ритуала, как-то связанного с магией. Косвенные признаки говорят о религии, близкой к шаманизму, до сих пор распространенному в Сибири и Монголии.

Шаман — это священник, колдун и врач, посредник между земным и сверхъестественным мирами. Для общения с духами он надевает особый наряд, часто с оленьей головой или рогами, сст галлюциногенные грибы и, колотя в бубен, впадает в экстатический транс.

ПОСЛЕДНИЕ ПОЧЕСТИ

Скорее всего, похоронами в Пазырыке руководили шаманы. По характеру погребений можно судить о связанных с ними обрядах. Вероятно, могилы копали летом, когда почва достаточно оттаивала. Тела бальзамировали, удалив через надрезы внутренности и мышцы, а пустоты набивали травой. Потом кожу зашивали сухожильными нитями. Гроб с такими мумиями, очевидно, вождей и их жен, ставили в погребальную землянку, оформляя ее утварыо, необходимой в загробной жизни: коврами и драпировками, посудой для пищи и напитков. За перегородкой укладывали специально забитых великолепных коней.

I Ьхороны, видимо, сопровождались шумной тризной и ритуальным воскуриванием гашиша. В двух Пазырыкских курганах найдены бронзовые кадила с обугленными семенами конопли и камешками. На деревянном каркасе специально натягивали войлочный шатер, чтобы собравшиеся могли вдохнуть побольше наркотического дыма.

Геродот пишет о таком окуривании после скифских похорон, сравнивая его с парной баней. Эта деталь вполне совпадает с пазырыкскими находками:

«На три опорных шеста, соединенных вершинами, они натягивают шерстяную ткань, следя, чтобы ее куски соединялись как можно плотнее. В этот шатер ставят блюдо с раскаленными докрасна камешками. Потом берут конопляное семя, заползают внутрь и бросают его на камешки.

Семя сразу же начинает куриться, давая пар, которого не найдешь ни в одной бане Греции. Скифы так наслаждаются им, что вопят от удовольствия…»

Почти наверняка хоронили с музыкой. В могилах найдены бубны из перепонки, натянутой на роговой обод, похожие до сих пор используются азиатскими племенами.

Отдав последние почести, могилу накрывали ветками и берестой, а затем несколькими накатами лиственничных бревен. Поверх насыпали вынутую землю, а затем кучу валунов высотой до 4,5 м. Прошли столетия, скифы на Алтае исчезли, и каменные курганы остались свидетелями их своеобразной цивилизации.

ИСЧЕЗАЮЩАЯ КРАСОТА

Татуировки в виде мифических зверей украшали руки пазырыкского воина (вверху) и «княжны» (справа), обнаруженной недавно в мерзлотном захоронении на «Небесном пастбище» юго-западнее Пазырыка.