Даниеля Дефо, некоторое время мечтали побыть на месте Робинзона Крузо, пережить невероятные приключения, испытать себя на прочность. С началом взрослой жизни юношеская романтика уходила в прошлое, и мечта о жизни на необитаемом острове исчезала как дымок догорающего костра. Однако так было не у всех…

Не выдержал одиночества

Итальянец Марчелло Вилладжо вовсе не планировал становиться робинзоном, для начала ему надо было скрыться от полиции, которая разыскивала его за неблаговидные делишки. Проявив смекалку и находчивость, он умудрился проникнуть в трюм грузового судна, которое отправлялось в Южную Америку. По пути «зайца» отловили и, чтобы он не ел свой хлеб даром, принудительно зачислили в матросы. Суровая жизнь моряка итальянцу не понравилась, и, улучив момент, когда вечером команда напилась по случаю дня рождения капитана, Вилладжо загрузил в шлюпку запасы воды и продовольствия, спустил ее на воду и сбежал с корабля.

Марчелло рассчитывал найти необитаемый остров и пожить на нем в свое удовольствие без дотошных полицейских и придирок боцмана. К счастью, он захватил достаточно воды и продовольствия, так как остров ему пришлось искать не одну неделю.

Первые дни Марчелло блаженствовал, ел фрукты, запекал на огне крабов, нежился на солнышке. Однако уже через несколько месяцев темпераментный итальянец от одиночества впал в жуткую депрессию. Он то разговаривал сам с собой и неприлично ругался, то часами молчаливо лежал, уставившись глазами в небо. Почти год Вилладжо пытался привыкнуть к «райской» жизни робин- зона, но так и не смог. Когда Марчелло понял, что готов разодрать остатки своих штанов, сделать из них веревку и удавиться на ближайшей пальме, он решил действовать.

Несостоявшийся робинзон подремонтировал свою шлюпку, загрузил в нее кокосовых орехов, фруктов, вяленой рыбешки, запас воды и отправился на поиски цивилизации. Его плавание продлилось почти месяц, к счастью для итальянца, его еле живого подобрал американский пароход.

В конечном счете, для Вилладжо все закончилось весьма благополучно: на пароходе его выходили и доставили в США, где он получил американское гражданство. Произошла вся эта история в начале XX века, в 1911/12 годы.

Ненавижу этот остров!

Попытка американца Патрика Мэдсена стать робинзоном закончилась трагически. В 1948 году 50-летний Мэдсен вконец устал от мирской суеты и решил скрыться от цивилизации на необитаемом острове. Он высадился на приглянувшемся ему клочке суши в районе Каролинских островов. Ему советовали взять с собой радиопередатчик, чтобы иметь возможность при необходимости выйти на связь с цивилизованным миром, но Мэлеен категорически отказала.

Через шесть лет ученые, оказавшиеся у Каролинских островов, решили проведать робинзона. Увы, никто не выбежал им навстречу. Внутри полуразвалившейся хижины из тростника и бамбука они обнаружили скелет робинзона. Рядом с полуистлевшими останками был обнаружен дневник Патрика. Последняя запись в нем была сделана 17 мая 1951 года. Вот ее содержание: «Еще немного — и мне конец. Сильный жар и слабость в теле. Похоже, я подхватил тропическую лихорадку. Ненавижу этот остров и проклинаю тот день, когда решился на бредовую затею — уйти от мира и стать островитянином. Эх, если бы сейчас, в сей миг оказаться в моем доме в Сан-Франциско!» высаживаются на необитаемые острова, становясь Робинзонами… В 1963 году французский репортер Жорж де Кон решил на своей шкуре испытать все «прелести» жизни робинзона, а потом прославить свое имя репортажами о житье-бытье на необитаемом острове.

Жорж высадился на пустынном островке Эиао в Полинезии. Особо напрягаться с добыванием пропитания репортер не хотел, поэтому прихватил с собой изрядный запас консервов. Были у француза и лекарства, и инструменты, и даже радиопередатчик. Вот его-то он взял не зря! Уже через четыре месяца от репортера поступил сигнал 808.

Спасатели незамедлительно отправились на остров и застали исхудавшего робинзона (Жорж потерял 16 кг!), пребывавшего в полном отчаянии и на грани нервного срыва. Как позже признался репортер, одиночество оказалось для него настолько невыносимым, что еще чуть-чуть, и он наложил бы на себя руки.

Современная жизнь в перенаселенных мегаполисах с ее бешеным темпом, нервными перегрузками, плохой экологией заставляет все большее количество людей задуматься о более спокойной жизни где-нибудь на лоне природы. Возросла и тяга к одиночеству. Увы, бесхозных островов уже не осталось, и просто так поселиться на необитаемом клочке суши посреди океана сейчас гораздо сложнее. Многие страны теперь сдают необитаемые острова в аренду, причем за кругленькую сумму. Для того чтобы стать робинзоном в современном мире,увы, надо быть состоятельным человеком. Правда, суммы везде разные. Например, бывшему жителю баварского города Мюнхена (Германия), механику по профессии, Фридриху Текстеру удалось в свое время снять небольшой островок Тамлагуне Филиппинского архипелага на 99 лет всего за 6000 германских марок. Теперь он живет в бамбуковой хижине, выращивает фрукты и овощи, ловит рыбу и разводит кур. И на одежду ему тратиться не надо — достаточно одной набедренной повязки.

Для того чтобы обосноваться на маленьком островке Туин у южного побережья Австралии, ему, согласно местным законам, пришлось… жениться. Конечно, к выбору жены ему пришлось отнестись весьма ответственно, ведь она должна была вместе с ним сносить все тяготы жизни на необитаемом острове.

Джеральд дал объявление в лондонской брачной газете, где предлагал претенденткам на свое сердце прельститься жизнью вдвоем на пустынном острове. К его удивлению, на объявление откликнулось несколько десятков девушек, ему пришлось устраивать среди них своеобразный кастинг на роль жены. В конце концов он выбрал симпатичную 24-летнюю Люси Ирвин, служащую одной из фирм.

Начиналась их совместная жизнь весьма романтично. Припасенная из цивилизованной жизни бутылка шампанского исправно выстрелила пробкой, вместе с пеной извергнув почти половину содержимого. Они чокнулись, поцеловались под звездным небом, опустились на песок рядом с потрескивающим костром… Увы, дальше началась проза жизни. Продовольствия постоянно не хватало, за пресной водой надо было ходить очень далеко. Попытки что-нибудь вырастить давали жалкий результат.

Люси, которая мечтала, что будет каждый день барахтаться в теплом море, боялась зайти в воду даже по пояс — у самого берега то и дело рассекали воду плавники голодных акул. Несчастную девушку донимали различные насекомые, укусы которых жутко чесались и нередко вспухали на теле красными болячками. Вконец разочарованная и в романтике, и в своем муже Люси еле дождалась первого корабля, на котором покинула остров. Вернувшись в Англию, она написала книгу «Ева и мистер Робинзон», в которой откровенно изложила все перипетии своей 1,5-месячной жизни на острове.

В книге описывались страдания несчастной девушки, на нее охотились акулы, ее живьем поедали москиты и прочие летающие и ползающие твари. Мало того, сам Робинзон оказался с несносным характером, вдобавок и настоящим неумехой — он с трудом разжигал костер, плохо ловил рыбу, да и овощи у него не росли. Книга Люси вызвала определенный интерес, а она сама на некоторое время стала знаменитостью.

А что же стало с Джеральдом, покинутым молодой женой? Как позже писали о нем побывавшие на острове исты, став снова холостяком, он вполне освоился на острове, и рыба у него стала ловиться, и костер горел не угасая. Вот только с огородом робинзону по-прежнему не везло, зато мясом и овощами его стали снабжать туземцы с соседних островов, которым он ремонтировал лодочные моторы.

Не надо меня спасать!

Моряки с американского военного корабля «Главиер» были потрясены до глубины души, когда, прибыв спасать одинокого человека на пустынном острове в архипелаге Кука, которого заметили пилоты вертолета, они подверглись с его стороны самой настоящей подвиг. Робинзон солидного возраста кидался в них пустыми консервными банками и камнями и при этом орал: «Не надо меня спасать! Убирайтесь к дьяволу! Сколько можно приставать к человеку!»

Сначала американцы подумали, что у несчастного от всего пережитого помутился разум. «Сумасшедшего» робинзона уже хотели отловить и эвакуировать с острова насильно, но тот немного успокоился и вступил со спасателями в переговоры. Оказалось, что зовут робинзона Том Нил, он из Новой Зеландии и попал на остров по собственной воле, а не в результате кораблекрушения. Уже 30 месяцев он наслаждается здесь одиночеством, и только время от времени всю эту идиллию слияния с природой портят различные добровольные спасатели, пытающиеся вернуть его к цивилизации.

Послушали американцы робинзона, послушали, да и оставили его в покое.

Уединиться на острове Тома заставили такие «блага» цивилизации, как постоянная суета, вонь и шум автомобилей, назойливая бьющая по глазам реклама, будящие ночью телефонные звонки, телевизионные сообщения о преступлениях, катастрофах и войнах. Нил решил, что только на необитаемом острове он сможет жить спокойной и размеренной жизнью. Хотя Том прихватил с собой на остров транзистор, он слушает по нему только прогноз погоды, чтобы вовремя узнать об урагане, который может запросто снести все его постройки и лишить другого имущества, нажитого на острове за многие годы.

А устроился Нил на острове основательно: соорудил дом с множеством хозяйственных пристроек на небольшом пригорке рядом с ручьем, построил курятник. На своем огороде робинзон выращивал фасоль, тыкву, кукурузу, лук и даже помидоры. В тихой лагуне Том ловил на удочки достаточное для его нужд количество рыбы. Короче — с питанием у него никаких проблем не было.

Каждый день робинзона проходил весьма насыщенно. Вставал он рано, еще до восхода солнца, приводил себя в порядок, потом вместе с псом совершал прогулку вдоль берега, разглядывая то, что море принесло ему за ночь. Конечно, самый большой интерес для него представляли бревна и доски, наиболее крепкие из них он использовал для ремонта своих построек, остальные шли как топливо. Подбирал он и стеклянные шары от рыбацких сетей, которыми украшал хижину. Далее Том занимался работой по дому (стирка, приготовление пищи и др.), кормил кур и собирал яйца, потом наступало время работ на огороде. После обеда Том отдыхал, спокойно переваривая пищу и размышляя о предстоящих делах. Во второй половине дня он или ловил рыбу, или снова занимался домашними делами. В 17 часов он заканчивал свой рабочий день, забирался на коралловую глыбу, выброшенную штормом, и выкуривал сигарету, любуясь заходящим солнцем.

За сорок с лишним лет Том Нил только один раз покинул остров, чтобы пристроить в Новой Зеландии написанную им книгу «Остров, которым я один владею». На гонорар он приобрел новую одежду, инструменты, различные хозяйственные мелочи, запасся солью, сахаром и сигаретами. После этого робинзон поспешил обратно на свой любимый остров. В августе 1977 года, уже в преклонном возрасте, Том Нил все же вернулся к себе на родину.

Психологи говорят, что одиночество убивает: в случае с Томом Нилом это явно не так, похоже, оно, наоборот, продлило ему жизнь. Все мы — разные, может быть, и вам для обретения душевного спокойствия стоит месяцок-другой пожить на необитаемом острове или хотя бы на отдаленном хуторе? Подумайте!