Невероятная история приключений шотландского моряка Брюса Гордона, записанная с его слов, сохранилась только в старинной английской книге «Хроника морей, или Собрание невероятных происшествий в морских просторах». Сам полярный робинзон не удосужился описать свои приключения, видимо, не обладал достаточной грамотностью и красноречием или просто не хотел еще раз, хоть и на бумаге, пережить все то, что с ним случилось.

Началась же эта история в 1757 году, когда из шотландского порта Абердин к берегам Гренландии на промысел китов вышло небольшое парусное судно «Анна Фобе». Начало промысла было вполне удачным: погода не доставляла особых хлопот, а трюм судна постепенно наполнялся ворванью (устаревшее название жира морских млекопитающих). В районе 70-й параллели китобоям повстречалось большое стадо китов. Загарпунить удалось всего одного гиганта, остальное стадо ушло на север. Капитан «Анны Фобе» Эммей Хьюз, несмотря на возражения штурмана, решил преследовать китов и направил судно на север.

Сначала все шло хорошо. Удалось догнать стадо, трюм судна был уже наполовину заполнен добычей. Опьяненный такой удачей и ромом, капитан полностью забыл об осторожности. Хьюз наконец протрезвел и определил местонахождение судна, ему стало не по себе — на его памяти еще ни один китобой не забирался так далеко на север, как это сделал он. Капитан приказал повернуть на юг, но пути назад уже не было — со всех сторон судно окружали льды. Опустившийся туман, потрескивание корпуса судна от наползающих на него льдин наполнили сердца моряков ужасом и предчувствием неизбежной беды.

Утром, когда солнце разогнало туман, Хьюз приказал матросу Брюсу Гордону залезть на верхушку мачты и осмотреть окрестности в поисках открытой воды. Не успел еще Брюс добраться до самого верха, как судно сильно вздрогнуло. «Анну Фобе» сдавили пришедшие в движение льды, судно накренилось и завалилось на левый борт. Судорожно цепляющийся за мачту Гордон буквально опустился на лед, разжал пальцы и упал. Когда он вскочил на ноги, судна нигде не было!

В считаные секунды его корабль поглотили наползшие на него льдины. Брюс остался один посреди льдов, без оружия, еды и теплой одежды. Он буквально почувствовал на себе ледяной взгляд смерти, она, прищурившись, разглядывала человека, словно раздумывая, убить его сразу или помучить перед неизбежным концом.

Он мог умереть сразу от одного страха перед неизбежной смертью или просто сдаться, лечь на лед и погибнуть от переохлаждения. Утром провидение вознаградило его за мужество и стойкость: очередная подвижка льдов выдавила на поверхность вверх килем его исчезнувший корабль!

Это был шанс выжить, и уже обессилевший от холода, голода и жажды Брюс решил им воспользоваться. Пошатываясь, он стал добираться до корабля, преодолевая стоящие на его пути острые торосы. Увы, в корпусе не было никаких пробоин, и пробраться внутрь он не сумел. Брюсу очень хотелось пить, он попробовал пососать обломок льдины, но он был соленым. Рядом с кораблем возвышалась ледяная гора, это был вмерзший в ледяное поле айсберг. Его лед отличался другим цветом, подобранным обломком мачты Гордон отбил кусочек айсберга, этот лед оказался пресным, и ему удалось утолить жажду.

После этого упрямый шотландец предпринял вторую попытку проникнуть в судно. Вокруг киля на льду валялись обломки шлюпок, весел, мачт, гарпун и металлический крюк, это были орудия, которыми он мог пробить себе дорогу внутрь судна. Из последних сил он разворотил окно кормовой каюты и наконец-то оказался на корабле. В каюте все было вверх тормашками, она наполовину была заполнена льдом. Среди этого хаоса Гордону удалось найти твердые как камень галеты. Никогда в жизни он еще не испытывал такого удовольствия от вкуса пищи, он грыз эти галеты и с каждой их частичкой в его тело возвращались силы.

В капитанской каюте Брюс обнаружил много бутылок из-под спиртного, но они были или пустыми, или разбитыми. Его добычей стали лишь штопор, вилки, ложки и ножи. Надо было что-то срочно делать, Брюс замерзал буквально на ходу, холод уже пробирал его до костей. Разломав переборку, он пробрался в соседнюю каюту, где нашел бочонок с ромом. Он проковырял отверстие в бочонке, припал к нему губами и стал пить огненную жидкость.