Однако рядом с огрубленной трактовкой объема подобная традиционность неожиданно оборачивается своими достоинствами. Мелкая дробность элементов, из которых набраны гроздья светильников, их относительная легкость, выявленная жесткой каркасностью построения, тонкая пластика скульптурных вставок — все это придает светильникам важное качество зрительной сопоставимости с человеком. Рождается впечатление рукотворное украшений по контрасту с открытой работой мощных конструкций, несущих перекрытие входа.

Оставляя в стороне конкретную, в чем-то спорную, стилистику архитектурных деталей нового здания МХАТ, хотелось бы подчеркнуть важность поисков авторами пластики архитектурной формы. Поиски эти оказались не во всем последовательными, но присутствующая в них задача — сохранить в архитектурной форме свойства, непосредственно обращенные к человеку, к его сложному, тонкому эмоциональному миру, — имеет принципиальное значение для развития архитектуры города.

Не менее сложной в профессиональном отношении задачей является использование не группы деталей (как в здании МХАТ),

Эскизы интерьеров. Рисунки В. Курасова а отдельного элемента, выполняющего одновременно несколько функций пространственно-пластического характера. Если обратиться к анализу весьма показательного в этом отношении здания Центрального экономико-математического института, то можно выявить несколько существенных моментов с точки зрения интересующей нас проблемы.

В предыдущем разделе мы уже отмечали сложную пространственную. Крупная цветопластическая деталь мощно зависает на стене над входом. Сложный изгиб ленты Мёбиуса как бы уводит наружное пространство в глубину здания, вновь возвращая его обратно. Возникающая при этом мягкая скульптурность формы усложняется путем введения мозаики. Форма дополнительно членится, моделируется и цветом. Желтые, красные и черные участки поверхности то словно набухают упругой массой, то заглубляются; Лепка детали светом и цветом усиливается сложными ракурсами восприятия, меняющимся освещением здания.