Предполагалось, что различие только оттенит своеобразие каждой составляющей в городской среде, а современный архитектор сохранит за собой свободу строить, не подлаживаясь под окружение. Еще М. Гинзбург писал, что талантливый архитектор всегда строит не взирая на окружение, выражая только свое время и свое я. И если произведение действительно удачно само по себе, оно автоматически удачно связывается с окружением. Опыт последующих десятилетий, как и анализ уроков предыдущих столетий, показал, что на самом деле не все так просто. Новое часто возникает в ущерб наследию и далеко не всегда компенсирует ценность утраченного. Современному архитектору больше чем раньше (поскольку у него больше возможностей) требуется анализ окружения для того, чтобы органично вписаться в него, не уничтожив имеющихся ценностей. Д. Саймондс еще в период господства ортодоксального нового движения рассказывал как об идеале работы о вживании современных японских архитекторов в природное окружение будущей постройки. Сегодня, когда ландшафт исторического города осознан, как ценность, не меньшая, чем ландшафт природный, понятна необходимость внимательного изучения исторического окружения и соотнесения с ним нового строительства.

Но может быть, контрастное противопоставление — законное средство такого соотнесения? Авторы настоящего труда уже писали, что контраст, например, по габаритам, предполагает соизмеримость сопоставляемых объектов. В. Юркштас, высказываясь в пользу законности контраста, оговаривается, что под контрастом он не имеет в виду противопоставление старой структуре крупных стеклянных призм, неопределенного масштаба и универсальных форм, т. е. здесь речь идет о противопоставлении наряду с определенной мерой соответствия, о противопоставлении одних качеств при согласованности других. В наиболее общем виде проблема сформулирована Ю. В. Ранинским, который предлагает различать объективный контраст и композиционный контраст.

Контраст как XVдожественное средство, возможен только при наличии и общих объединяющих элементов.