Лишь одна стеновая деталь введена на главном фасаде — если можно так назвать мощный глухой объем, словно гигантский замковый камень, нависший над входом. Зрительно он представляет собой как бы спущенный край единого перекрытия, трактованного в виде пластической плиты-короба, накрывающего все здание целиком. Толщина, весомость замкового камня, так явственно воспринимаемая в сложных ракурсах, особенно с близких точек, красноречиво характеризует тектонику не только плиты-перекрытия, но всего здания. Через пластическую характеристику замкового камня ощущается загруженность всей структуры, плотная наполненность объема; становится ясной логика частой системы опор нижнего яруса, зрительно несущего основной объем.

Тема напряженной формы, так ясно выраженная пластикой замкового, композиционно развивается и другими средствами. Четко выявлен контраст поверхностей к плоскостям остекления, усиленный их значительным выносом в пространство, консольным нависанием верхних частей над нижними, вертикальным дробным ритмом опор по отношению к единой горизонтали покоящейся на них плиты основного объема. Однако ведущая роль в выявлении пространственно активной архитектурной формы, в пластическом моделировании окружающего пространства принадлежит композиции главного входа, решенного по принципу отдельно стоящей скульптурной формы.

Подобно гигантскому рупору раскрывается в окружение мощный приставной козырек-тамбур, акцентируя ось главного входа. В композиции портика особенно заметна трансформация, которую претерпевают в современной История архитектуры знает немало примеров активного пространственно-пластического развития темы входа: готический портал, колонный портик и т. п. Здесь перед нами фактически отдельно стоящая форма, напоминающая пространственную скульптуру.

Крупный, прямоугольный объем, статичный по своей геометрии и текстуре те неотъемлемые элементы.