Такие этапы наступали, как правило, вслед за кристаллизацией новых объемных решений как своего рода завершение общего потока поисков в том или ином стилевом направлении. Тот этап, который проходит современная советская архитектура, представляется нам отнюдь не завершающим. Подтверждением такого положения являются активизировавшиеся за последнее десятилетие разработки различных объемно-пространственных структур, повышенный интерес к геометрии форм, расширение источников формообразования (например, за счет использования биконических принципов построения).

Сказанное в значительной степени объясняет причины, почему так редко в городской практике можно встретить поиски пластической выразительности стеновых поверхностей.

Одно из сооружений, заслуживающих внимания и анализа, — здание Центрального экономико-математического института (ЦЭМИ) в юго-западном районе столицы

Это сооружение, входящее в группу научных учреждений нового создающегося ансамбля, отнюдь не является объемной доминантой общественного пространства, образовавшегося на пересечении двух магистралей. Композиционная функция главной формы в соответствии с общим градостроительным замыслом отведена зданию библиотеки АН. В возникшей ситуации автор, реализуя свою пространственную концепцию, так ярко выраженную в проекте комплекса редакции газеты Известия на Пушкинской площади, создает фактически здание-мембрану, здание-фон. Этой тонкой (в сравнении с высотой) пластине принадлежит ведущая роль в организации окружающего пространства, именно она задает основной масштабный строй всем сооружениям. Пластическая разработка темы стены, тщательно продуманная автором, вплоть до мельчайших деталей, имеет здесь большое значение.