Ему был 21 год, когда Руаль начал постигать азы морского дела. Буквально за пару лет ему удалось пройти путь от юнги до штурмана, а в 1897 году он уже отправляется в свою первую экспедицию к Южному полюсу. Бельгийскому полярному исследователю Адриену де Жерлашу его рекомендует сам Фритьоф Нансен. Руаля назначают первым помощником капитана экспедиционного судна «Бельжика».

Около острова Петра I судно из-за неопытности руководителя попало в ледяную ловушку. Началась зимовка во льдах, которая оказалась очень трудной для экипажа судна. Цинга подкосила практически всех участников экспедиции, люди упали духом, и вот тогда и проявились незаурядные качества Руаля Амундсена как руководителя, его способность взять под контроль самую сложную ситуацию. Вместе с врачом Фредериком Куком он сделал все, чтобы эта экспедиция закончилась без потерь.

Пригодились все знания о полярных широтах, которые Амундсен как губка впитывал, читая книги бывалых путешественников. Он организует охоту на тюленей и пингвинов, из их шкур изготовляется теплая одежда, мясо идет для питания людей. Уверенность Руаля в благополучном окончании зимовки, его знания и энтузиазм вселяли надежду в других участников экспедиции. В марте 1899 года «Бельжике» удалось освободиться изо льдов, Руаль вернулся в Осло с бесценным опытом, приобретенном в столь сложных условиях полярной зимовки. Он чувствовал, что настало время для самостоятельных действий, ему не терпелось пойти по следам Франклина и пройти Северо- Западным проходом.

Метеорология и океанология, проведение магнитных наблюдений, управление собачьей упряжкой — изучением всего этого он занимался перед тем, как повести свой корабль еще неведомым никому путем. Амундсен говорил: «Любой человек не так уж много умеет, и каждое новое умение может ему пригодиться».

Он собирался пройти по следам Франклина и сделать то, что не удалось этому знаменитому как много значит в суровых условиях полярных широт крепкая и сплоченная команда, состоящая из крепких духом и опытных знающих людей. «Ничто так не оправдывает себя, как затраты времени на подбор участников полярной экспедиции», — говорил он. Амундсен подобрал себе полярнику, описаниями путешествии которого он зачитывался в юности. Намерение попасть из Атлантики через Северо-Западный проход в Тихий океан после стольких неудачных и трагических попыток да еще на таком незамысловатом судне казалось безрассудной авантюрой, но только не для Амундсена. Целых три года он вел подготовку к этому путешествию и продумал все до мелочей.

Из опыта зимовки на «Бельжике» Руаль знал, надежных людей, на которых мог положиться при любом развитии событий.

16 июня 1903 года «Иоа» покинула Норвегию, на ее борту кроме Амундсена было еще шесть человек. Судно смело углубилось в лабиринт между арктическими островами северной Канады и продвигалось в нем, пока путь ему не преградили льды. Руаль и его спутники восприняли эту остановку спокойно, они были готовы к ней. Полярники разбили свой зимний лагерь, в котором им предстояло провести много дней в условиях арктической ночи. У них было достаточно продовольствия, теплой одежды, оружия и всего необходимого для выживания в высоких широтах.

Амундсен многому научился у эскимосов, коренных обитателей этих мест, большинство из которых первый раз видели белых людей. Руаль вместе с ними строил иглу, заготавливал иемми- кан, учился обращению с ездовыми лайками. Он купил у них для членов своей экспедиции куртки из оленьего меха и медвежьи рукавицы. По его мнению, эскимосы были «мужественными детьми природы», но имели и свои недостатки.

«Они очень дешево предлагали мне множество женщин», — позже писал Амундсен. Опасаясь за моральный климат в экспедиции и то, что кто-нибудь из ее членов не сможет удержаться от соблазна, Амундсен строго запретил соглашаться на подобные предложения.

Правда, куда более действенное влияние на сдержанность в этом вопросе оказало его предположение, что «в этом племени должен быть очень распространен сифилис».

Пока Амундсен со своими спутниками гостил у эскимосов, многие уже считали, что экспедиция отчаянного норвежца погибла во льдах. Когда в августе 1905 года появилась возможность отправиться дальше на запад, «Иоа» оказалась в районе, еще не нанесенном на карты. И вот перед путешественниками открылось обширное водное пространство морского залива (сейчас он носит имя Амундсена), их сердца забились в радостном предчувствии. И не зря — это был залив моря Бофорта, уже 26 августа они встретили шхуну, которая шла из Сан-Франциско. Ее капитан посетил «Иоа» и, узнав, что перед ним капитан Амундсен, горячо поздравил норвежца. Его было с чем поздравить — Северо-Западный проход был покорен!

Правда, кораблю пришлось зазимовать еще раз. В период зимовки Амундсен с помощью эскимосов на лыжах и нартах добрался до Игл-Сити, где был телеграф. Он специально преодолел около 8оо км, чтобы телеграфировать в Норвегию: «Северо-Западный проход преодолен». Увы, местный телеграфист оказался смышленым парнем, он понял всю сенсационность этой новости и сообщил о ней в американскую прессу раньше, чем на родину Амундсена. Возможно, расторопный телеграфист заработал на этом какую-то копейку, а вот Руаль из-за его предприимчивости потерял очень многое. Дело в том, что у него был заключен контракт с партнерами в Норвегии о правах на первую публикацию этого сенсационного сообщения. Из-за утечки информации Амундсен остался без оговоренного довольно крупного гонорара и стал героем-банкротом, над которым повисли сделанные при организации экспедиции долги.

Прошло более трех лет после отплытия экспедиции, и вот в ноябре 1906 года Амундсен вернулся в Осло. Сбылась мечта юности: его встречали не хуже, чем когда-то Фритьофа Нансена, он стал самым настоящим национальным героем. Решились и его финансовые проблемы: Амундсен получил от правительства премию в 40 ооо крон и оплатил свои долги.