Ощущение особой динамичности башенного объема вызывается прежде всего его треугольной в плане формой. Возникает впечатление крутящего момента, как будто на гончарном круге из инертной, лежащей на земле массы быстро возникает, вырастая под руками мастера, нужная форма. Врезанная под углом в параллелепипед первого этажа, она воспринимается как бы в замедленном вращении, или, точнее, в импульсных сдвигах вокруг вертикальной оси, которые испытывают отдельные части башни. Таким образом, движение носит сложный, неоднозначный характер.

Башня, как и первый ярус, выполнена из тонких рамных конструкций. Ведущая тема стены — огромные плоскости стеклянных ограждений, образующие вместе с навесными панелями сплошную обшивку объема, тектонические жесткую, прозрачную на больших участках поверхности. Выявляющаяся таким образом структурная однородность целого, его крупная члененность (внутри и снаружи), колористические строго выдержанное сочетание стекла, светлого металла и бетона — все это дополнительно усиливает впечатление тектонического единства, о котором речь шла выше.

При всей своей тектонической легкости здание СТОА обладает большой напряженностью формы. Достигается это все тем же сопоставлением прямоугольного и трехгранного объемов — сопоставлением, выявляющим и подчеркивающим пластические качества сооружения.

Башня — не простая треугольная призма, но более сложная форма, консольное нарастающая вверх несколькими ярусами этажей. Первый, наиболее сильный консольный вынос с крупным ритмом членений остекленной стены, решен мелкими выбросами формы с соответственно уменьшенной размерной вариацией оконных членений. И как бы в противовес затухающему ритму горизонтальных выносов и графической разработке стены нарастает вверх масштаб вертикальных граней, завершающийся гигантским козырьком-карнизом, сомасштабным всей высоте башни.