Каламбака находится на краю Фессалийской равнины, через которую протекает река Пеней. Лучший предлог остановить коня и набросать пару — тройку пейзажей с портретами. Все это мало напоминает чудесные туры в паттайя, где также возможно незабываемо совершить время. Понятное дело, все, на что в Греции падает голодный туристический глаз, имеет историю, и не какую-нибудь жалкую, пару сот летнюю — сам греческий язык насчитывает 34 века, и это лишь письменный период. Да, такое чувство, что в Европе еще мартышки на ветках раскачивались, когда греки уже народовластие придумали.

Одна осознаёшь, быть в Греции и не взобраться на Олимп — это абсурд. Олимп — это не просто гора, это гора — гора, и в случае если раньше в том направлении возможно было лишь на пару часиков встать, жертву принести и бегом назад, рискуя попасть в ловушкибазилики, сатиров, то сейчас машинка докатит на высоту 1000 м над уровнем моря, а дальше — по желанию, хоть с палатками на вершине ночуй. Мне Олимп только мало открылся, немного подняв облака, но и этого выяснилось достаточно для воодушевления.

В городе Литохоро с видом на ПМЖ Зевса и его приближенных, достаточно и комфортных отелей, и красивых улочек, и сувенирных лавочек, и немыслимых пейзажей.

Вот так едешь по местам прежней славы и осознаёшь, что со времен Одиссея Греция очень сильно изменилась, но в один момент осталась все той же. Не с целью туристической заманухи, но легко из личных наблюдений: словно бы ветхие всевышние не погибли, легко греки стали обращать на них меньше внимания, прекратили смотреть за их чудачествами и развлечениями, а стали больше чудить и развлекаться сами.